Красота

Просмотров 3102

Роман Зарудий: плазмолифтинг способствует продлению молодости, красоты и поддержанию здоровья!

Интервью
Ирина Малёнкина

 

Плазмолифтинг – слово, которое сегодня незнакомо разве что глубокому старцу.

Оказывается, данная методика омоложения, пользующаяся большой популярностью среди женщин, имеет российское происхождение. С одним из ее разработчиков – Романом Зарудием, нам посчастливилось встретиться во время его посещения Санкт-Петербурга.

Роман — кандидат медицинских наук, челюстно-лицевой хирург, имплантолог и к тому же очень интересный собеседник. 

Роман, по традиции ЖУРНАЛА ДРАЙВ-ДВИЖЕНИЕ ЖИЗНИ, расскажите, пожалуйста, о себе.

— Родом я из Уфы, там же окончил школу, медицинский вуз — по специальности челюстно-лицевой хирург. Мои родители – сотрудники медицинского университета — мама заведовала отделом аспирантуры, отец – заведующий курсом клинической фармакологии. Я же по какому-то странному стечению обстоятельств после поступления оказался на стоматологическом факультете. Но быстро понял, что мне это направление медицины не очень интересно. В результате стал челюстно-лицевым хирургом. Моя специальность предполагает некие знания и умения в довольно разных областях медицины – офтальмологии, отоларингологии, микрососудистой и нейрохирургии, онкологических заболеваний… После окончания института прошел клиническую ординатуру. Потом набирался опыта во Всероссийском центре глазной и пластической хирургии под руководством профессора Эрнста Мулдашева. В настоящее время работаю в частной клинике под руководством известного специалиста в области челюстно-лицевой хирургии профессора Натана Сельского.

Вообще, та часть деятельности, которая связана с плазмолифтингом, не имеет прямого отношения к моей основной профессиональной деятельности, это, так скажем, ее некий побочный продукт. Данная технология была открыта в США и применялась исключительно хирургами-стоматологами. Мы, с моим другом, коллегой и партнером – московским профессором, пластическим хирургом Ренатом Ахмеровым несколько переосмыслили эту методику, чтобы расширить возможный спектр ее использования. И с 2004 года начали успешно применять данный метод в косметологии.

Суть заключается в том, что мы берем у человека кровь из вены, как обычно это происходит при заборе анализов и помещаем в специальную пробирку, позволяющую нам отделить то, что нам не нужно, от того, что нужно. Таким образом, получаем плазму, содержащую тромбоциты. Они стимулируют развитие клеточных рядов. Их свойства универсальны — от пяток до головы работают одинаково. Данная методика успешно применяется не только в косметологии, но и в стоматологии, травматологии, урологии, проктологии. В гинекологии получены хорошие результаты при бесплодии.

— Получается, что Вы первым обратили на это внимание?

— В России — да. Но, отвечая на вопрос, сделаю оговорку – если Вы заметили, то интересные мысли, точнее открытия, как правило, происходят в разных местах. Поэтому я вовсе не «гений парадоксов друг»… С Ренатом Ахмеровым мы стали проводить испытания, подводить под это какую-то научную основу. Выяснилось, что от сложной технологии мы можем уйти к более простой, сделать эту методику доступной для врачей разных специальностей. Основная идея заключалась в том, чтобы это было дешево, сохраняя заявленную эффективность. И мы этого добились. Особенно актуален сейчас вопрос доступности, когда стоимость доллара и евро изменилась. Ведь все препараты, которые используются, например, в косметологии – импортного производства. И когда врачи получают счет за то, чем они работают, то оптимизма это не прибавляет. 

— Но ведь в Вашей методике, наверное, тоже есть импортные составляющие?

— Да, но мы изначально хотели сделать так, чтобы для врачей это обходилось достаточно комфортно в финансовом смысле. Для специалистов, которые работают с данной методикой, я имею в виду плазмолифтинг, цены практически не изменились. Соответственно и для пациентов стоимость услуги осталась прежней. Процедура абсолютно безопасная – у Вас берут Вашу же кровь и Вам ее возвращают, ни с чем при этом не смешивая. И это начинает работать! Просто, безопасно, дешево, доступно!

— В таком случае, как выбрать клинику, чтобы избежать неприятных последствий?

— Обращаться в сертифицированную клинику, к сертифицированным врачам.

— Сертификацией занимается Ваша клиника?

— Нет, компания, которая развивает эту технологию. Научные изыскания продолжаются, т.е. там есть творческая часть и там есть учебно-методическая часть. Врачи, которые у нас обучаются, получают сертификат, и фамилия данного специалиста заносится в базу.  На сайте plasmolifting.ru, вписав название клиники или врача, можно узнать, сертифицировано ли данное учреждение или специалист. Причем речь в данном случае идет о любой области применения, будь то косметология или, например, травматология…

Конечно, стопроцентной гарантии в медицине не существует. Тем не менее, это обезопасит Вас от шарлатанства. Например, врач может купить не специализированную на эту методику лабораторную пробирку и выдавать ее за специализированную.

— От этого нельзя обезопаситься?

— Можно только тем способом, о котором я сказал — выяснить через сайт.

Если врач говорит, что пользуется методикой плазмолифтинга, то это должно быть подкреплено сертификатом, который выдает наша компания. Потому что в противном случае это не плазмолифтинг, это что-то иное, и мы не знаем, что это.

— А разве сертифицированный врач не может использовать другую пробирку?

— Пройдя сертификацию это невыгодно самому врачу, тогда он теряет нашу поддержку.

— Сертификат можно получить только в Уфе?

— Они выдаются в Москве, Санкт-Петербурге, в любых других городах, в которых есть региональное представительство компании.

— С какого возраста и как часто нужно делать эту процедуру?

— Если речь идет о косметологии, то с того возраста, с которого женщина начинает чувствовать, что ей необходима эта процедура. Нет предела совершенству — и в 18 лет девушки отправляются в салоны красоты. В среднем, наверно, с 30 лет и до …

— В 90 лет можно что-то изменить во внешности?

— Только хирургически. Какие-то радикальные изменения в косметологии вообще возможны только с помощью хирургии.
Я говорю о радикальных… Плазмолифтинг не решает задач подтяжки, он запускает процесс естественного омоложения кожи и улучшает ее качество. 

— Если человек боится уколов, что посоветуете?

— Существуют разные технологии применения плазмолифтинга. Например, так называемая индивидуализированная косметика – крем-сыворотка «Плазмолифтинг», которая фиксирует искомые свойства Ваших тромбоцитов, служит для них питательной средой и позволяет получить профессиональный уход, не выходя из собственной квартиры. Но кровь все-таки придется взять, чтобы на основе собственной плазмы человека изготовить крем. Врач делает это в Вашем присутствии. Средство уникальное и совершенно безопасное. Эффект от его применения заметен уже в первую неделю.

— Советы пластического хирурга, как дольше сохранять молодость и красоту?

— Берегите зубы!  Еще мне нравится формула Майи Плисецкой – меньше есть и больше двигаться. Или, например, моя коллега, наш главный преподаватель-косметолог – московский врач Олеся Чиркова, советует пить больше чистой воды – до 1 литра в день, гулять на свежем воздухе и употреблять здоровую пищу. Ну, и конечно, плазмолифтинг будет способствовать продлению молодости, красоты и поддержанию здоровья.
— Роман, цель Вашего визита в наш город?

— Я приехал встретиться со своими друзьями, которые заняты в кинопроизводстве. Мне поступило предложение поучаствовать в новом проекте. У меня уже имеется некоторый опыт в кино. В 2011 году на картине Антона Мегердичева «Метро» работал в качестве консультанта и осуществлял медицинское сопровождение. В фильме было много массовых сцен, каскадеры, технически очень сложные съемки, и я принимал горячее участие во всей этой истории. Сейчас они предложили войти в новый проект со съемками очередной картины. Для меня это возможность открыть дверь в другой мир.

— Вы будете в качестве актера принимать участие?

— Есть такая вероятность, в том числе и в качестве консультанта. Так что возможно случится и актерский поворот в моей судьбе.

— Если бы не медицина, кем еще могли бы стать?

— Я задавал себе этот вопрос, — наверное, переводчиком. Если вернуть все назад, то, синхронистом был бы. Говорят, что у меня способности к изучению языков.

— А языки какие?

— Немецкий, английский, иврит…

— Путешествовать любите, ведь должно быть применение языкам?

— Прошлый год у меня был весьма насыщенным в этом плане. Однажды для себя решил, что хочу учиться кайтсерфингу, и поделился своими намерениями на работе. Один из московских коллег, присутствовавший при этом и заметив, с каким упоением я рассказываю про ветер и волны, предложил помочь ему перегнать яхту из Хайфы на Крит. Я, конечно же, согласился. Предстояло преодолеть вовсе не прогулочный маршрут — 680 морских миль. У меня к тому времени уже был забронирован очередной языковой курс в Германии в институте Гете в Бремени, половину которого пришлось отменить. Это был вначале безостановочный трехдневный переход до Кипра, дальше в Эгейское море. В общей сложности все это заняло 10 с лишним дней. И уже с острова Крит, через Афины я вернулся в Уфу. Это очень красиво. Потом улетел в США на месяц. У меня там начинался языковой курс в Бостоне.

— В какой из стран Вам комфортнее всего?

— Наверное, я там еще не был. Но, в принципе, из того, что я уже успел посмотреть – Соединенные Штаты. Это страна для людей.

— Несколько слов о Санкт-Петербурге. Вы часто бываете здесь?

— Реже, чем хотелось бы. В силу обстоятельств чаще в Москве, это связано с работой по плазмолифтингу. Конечно, Питер — это совершенно особый город. Уфу многое связывает с ним, начиная от Юрия Шевчука. Мой учитель профессор Сельский защитил здесь обе диссертации. В Северной столице проживает очень большая уфимская диаспора. Я люблю Санкт-Петербург. Это один из самых красивых городов,  в которых мне довелось бывать. Здесь особая атмосфера. И хотя все об этом говорят, но для меня это тоже так.

— О мечте.

— Я за мир во всем мире, уж простите.

+2

Комментарии ()

    Другие статьи