Гость номера

Просмотров 823

Борис КИПНИС: Не надо перелицовывать историю!

Борис КИПНИС:  Не надо  перелицовывать  историю!

Автор: Олена НИКИТИНА
Фото: Евгений Егоров, издательство «Фордевинд»

«Тайна силы Петра Великого». Именно так интригующе звучало название творческой встречи в литературном кафе книжной сети «Буквоед» интереснейшего военного историка, ярчайшего петербургского преподавателя и лектора Бориса Кипниса.
О том, в чем же все-таки заключается эта тайна, и существует ли она вообще, а также о детях своего времени, роли личности, которая так нужна России, и критериях истины мы и поговорили с Борисом Григорьевичем.

— Скажите, в чем, на ваш взгляд, заключается суть исторической науки?
— С 1983 года я стараюсь профессионально заниматься военной историей, и постепенно начал понимать, что без знания того времени, в котором жил полководец, военная история большого смысла не имеет. Потому что необходимо докопаться до самого главного — мотива, который заставляет того или иного человека поступать тем или иным образом, а мотив очень тесно сопряжен с той эпохой, в которой он живет. Мы все — дети нашего времени. Не того, которого нам бы хотелось. А того, которое нам выпало.
Именно из-за этого у нас бывает очень предвзятое, даже ошибочное представление о людях, которых мы условно именуем историческими деятелями, которые жили значительно раньше нас и оставили свой значительный след в истории. Мы их пытаемся понимать с точки зрения нас сегодняшних.
30 лет мне пришлось прожить, проработать, чтобы понять, что наш взгляд, базирующийся на нашем опыте, ошибочен не только по отношению к персонажам, жившим две тысячи, но и двести лет назад. Представления, этические нормы, обыденность сознания были совсем другими. Из-за этого чаще всего происходит искажение представлений о наших исторических, духовных, нравственных предках. Мы стараемся перешить их на собственный лад, когда надо, напротив, отрешиться от современных представлений, проникнуться духом той эпохи.
Хороший историк как бы переселяется в то время, о котором пишет. Нет другого способа сделать эту работу хорошо! Наш дом — это архивы, книгохранилища, та среда, где происходило то или иное событие. Но многие знания — многие печали. Порой историк настолько погружается в иные века, что возвращаться совсем не хочется...

— Вы не верите в прогресс?
— Речь не об этом! Раньше чувства и мысли были откровеннее, люди искреннее. Судя по всему, вот эта машина цивилизации во многом испортила человека, он стал менее естественным, более отчужденным. Я бы сказал, проблема в утрате связи с природой. Кроме того, естественный процесс развития остановился для России в семнадцатом году, и теперь остается только положиться на всеисцеляющую силу времени. Двадцать первый век точно на это уйдет, я думаю.

— Если бы была возможность, какую эпоху вы бы выбрали для себя?
— Жить надо в свое время. Я работаю для того, чтобы знакомить современников с исторической истиной. Надеюсь, это позволит им совершать меньше ошибок. История — это вообще наука о нравственности. Она дает нам уроки поведения, выбора. Она действительно может нас научить, как нужно поступать, как находить в своей душе силы для поступка, достойного человека. Но чтобы понять это, надо не прежнюю эпоху перелицовывать под нынешний размер, а самому надеть мундир, отпустить усы, натянуть ботфорты — что мы практикуем в военных реконструкциях… Таким образом, можно почувствовать — через ноги!  — что испытывали те люди.
Не надо никаких расширяющих сознание препаратов, алкоголя, компьютерных игр. Это не виртуальное пространство вокруг тебя, а реальность — та, историческая. Это дорогого стоит! В этом году мне безумно повезло: я три раза побывал в Восточной Пруссии  — на реконструкциях на полях великих сражений.

— Параллельно с деятельностью реконструктора, вузовского педагога и классического военного историка, не так давно вы выпустили свою первую детскую книгу...
— Да, это книга-игра по Петропавловской крепости «Рождение Петербурга». Признаюсь, было страшно. Но я решился.
Моим первым читателем стала моя средняя дочь, Эвелина. Она оказалась среди тех, кого я водил по этим местам, потом терпеливо сидела, слушала наши взрослые разговоры… И вот когда эта первая проверка на живом ребенке прошла успешно, я начал понимать, что издатель был прав, убеждая меня, что нельзя всю жизнь писать только лишь серьезные статьи. Кто их прочтет? Человек сто. А здесь все-таки массовая аудитория!
И вроде бы книга получилась нескучная, при этом все, что написано в этой книге — оно так и было. Единственное — это легенда про зайца, который впрыгнул в ботфорт. Вряд ли такое могло произойти. Но — легенда! И я решил: пусть остается.
Я уверен, что знания должны даваться детям в виде игры. Это важно! Это великий принцип педагогики XVIII-XIX веков. Развлекая — поучай! Вот этого мы стараемся придерживаться.
Сейчас мы готовим целую серию книг про разные объекты Петербурга, до конца года планируем выпустить еще как минимум одну.

— Понятно, что работа профессионального историка — это кропотливый поиск и сопоставление множества фактов. А на какие критерии стоит опираться в поиске истины непрофессионалу?
— Увы, у обычного человека масса разных дел и, если история его действительно интересует, он вынужден довериться историку — примерно так же как мы доверяемся врачу, придя в поликлинику.
Очень серьезным историком назову также Павла Милюкова — да, тот самый лидер кадетов был любимым учеником Ключевского.
Как и врачи, не все книги отвечают критерию истины. И это порождает наслоение грубейших ошибок, которые ежедневно тиражируются ради наживы. Нередко на телеканалах несут откровенную чушь, которая транслируется в перерывах между рекламой. Но обыватель, придя с работы и решив культурно развивать себя, включает это, и через час в его голове уже просто хаос вместо понимания. Те скудные знания, которые он сохранил со школьной скамьи, разрушены, а то, что внедряется, лживо или еще хуже — полуправдиво. И дальше человек существует в этом пространстве лжи и полуправды.
Такая история происходит и с Петром Великим. О чем только не пишут, ни говорят! Начиная от простенькой «клубнички», что Петр был бисексуалом, до того, что во время Великого посольства Петра убили, подменили и привезли немца, который дальше «куражился». Причем эта версия была выдвинута противниками Петра еще при его жизни, а теперь солидные специалисты обсуждают ее, выхватывая крошечные кусочки правды и отбрасывая целые ее пласты, которые им не подходят.

— Так в чем же все-таки тайна силы Петра Великого?
— Я должен вас разочаровать: никакой в смысле базарном, пропагандистском, тайны нет. Есть другое: интереснейшая человеческая личность, очень сильная, я бы сказал — та самая личность великого человека, которой так не хватает нам сегодня. Почему Петр Великий так смело и решительно живет свою жизнь? Почему 30 лет своего активного царствования он ни один день не прекращает перемены, ломает веками устоявшиеся привычки народа, веками сложившуюся колею, по которой катится телега русской жизни? Откуда у него столько силы, уверенность, что он имеет на это право?
Долго размышляя над жизнью и деятельностью Петра, я пришел к выводу: ответ лежит на поверхности. Кто такой Петр Великий? Он русский самодержец. Он имеет на это право. Он не украл корону, не «приспал» ее, не пробрался тишком на трон как, например, Борис Годунов. Он природный государь, в его жилах течет кровь семьи Романовых, он может себе позволить поступать, как русский царь.
Далее — его сила еще в одном: он действительно личность. Он не позирует рядом с танками, самолетами, как бы перетягивая на себя мощь, которая заключена в боевой машине. Он сам огромный космос души и ума.
И еще есть одна причина. Чему он посвятил свою царскую жизнь? Точно не своим удовольствиям! Ему не надо грабить казну и тратить народные деньги. Это и так — его! Он и природный, и духовный вождь русского народа. Кем являлся царь в глазах народа в России XVII века? Это живой Христос, воплощение правды. Вдумайтесь, каково же было нежелание русского народа меняться, если он решился лгать сам себе, называя Петра сыном антихриста, выдвигая версии, что тот подменен!

— Но легенды рассказывают, что народ поддерживал своего царя...
— Это в сталинское время уже была придумана сказочка. Великолепными средствами киноискусства был создан образ. Знаете, когда масса начала признавать его тем великим героем, каким мы знаем его со школьной скамьи? Когда умерли все, кто жил во время его царства. Когда жили их дети и даже внуки, которые уже по-другому жить не умели. Когда вся та боль, кровь, резкая перемена жизни, которую он произвел, ушли в прошлое.
Вот тогда в редкую минуту поэтического вдохновения Ломоносов написал фразу в общем-то для православного нехорошую, но ставшую хрестоматийной: «Он был твой бог, твой бог, Россия!»
Богом России, конечно, является бог-отец, бог-сын и святой дух. Но эта идея, что мирской, живой человек может быть богом народа, могла родиться в сознании, прошедшем выучку просвещением, которое принес Петр.
Его жизнь — человека жестокого, свирепого временами — была подчинена чему угодно, но только не личному эгоистическому самолюбованию, а благу этой страны и этого народа — как это тогда, 300 лет назад, можно было понимать.
Знаете ли вы, что было вырезано на его перстне? Тогда была мода на девизы. «Аз есмь в чину учащихся обретающийся и учащих мя требую!» Он умел уважать своих противников, учиться у них — вот чему нам надо учиться!
Не ради того, чтобы наслаждаться властью, а для того, чтобы сдвинуть ее, цитируя Пушкина, как спущенный фрегат. И Россия плывет его трудами по сей день. Если есть то, что держит нашу страну, то это нравственный завет Петра: служить России, а не себе, трудиться на благо народа, а не собственного кармана, быть, а не казаться. Пальцев обеих рук хватит, чтобы пересчитать таких людей в истории — не только России, но и мира.
Сила Петра Великого произрастает из его неразрывной связи с русским народом. Это действительно великий русский человек, который опередил развитие собственного народа и определил его.

+2

Комментарии (0)

    Другие статьи