Гость номера

Просмотров 2320

Ануш Овсепян: дружба с ребенком из детского дома – это прекрасно!

Ануш Овсепян: дружба с ребенком из детского дома – это прекрасно!

В начале лета в нашем городе состоялся благотворительный бал в поддержку программы «Старшие Братья Старшие Сестры».
Мероприятие очень красивое и доброе. Мы обратились к руководителю программы в Санкт-Петербурге Ануш Овсепян
рассказать об этой программе, ну и, конечно, о необычном событии.

 

-Благотворительные балы и вечера — это замечательная традиция нашей программы во всем мире. Сбор средств — одна из главных составляющих подобных мероприятий. Но, организуя наш первый вечер «Я научу тебя мечтать» в Петербурге, мне очень хотелось показать и рассказать людям о том, что благотворительность — это не то, что нужно делать с грустным лицом, стесняясь или тайком. Подобные мероприятия – прекрасная идея, объединяющая людей из разных областей бизнеса и культуры, демонстрирующая, что это можно и нужно делать с улыбкой, в нарядных платьях, в доброй позитивной атмосфере и с удовольствием. В результате нам удалось собрать шестьсот тридцать пять тысяч рублей. Для первого раза это просто замечательно!

— Ануш, поясните, пожалуйста, почему такое название «Старшие братья Старшие сестры»?

— Смысл названия в том, что взрослый человек становится другом, братом, сестрой, наставником, ребенку, который находится в трудной ситуации и которому просто нужно общение и дружба со значимым взрослым. Поскольку международное название звучит именно так, то мы не можем перевести его иначе на русский язык.

Часто нас спрашивают, не секта ли мы и какое отношение имеем к религиозным организациям? При всем уважении к верующим мы не религиозная организация. «Старшие братья и Старшие сестры» — именно наши волонтеры, люди которые становятся ребенку братом или сестрой. В России мы оказываем поддержку детям из детских домов, из неблагополучных семей, а также ребятам с ограниченными возможностями.

— А с кем же в таком случае приходится работать иностранным волонтерам?

— В основном со сложными, неблагополучными семьями и так называемыми «фостерными» семьями, форма опеки, при которой детей передают на воспитание в приемную семью или семейный детский дом, где услуги приемных родителей оплачиваются государством и контролируются органами опеки. Мы же, в основном, помогаем детям, оставшимся без попечения родителей. Опыт работы с неблагополучными семьями у нас совсем небольшой. Это очень непросто, учитывая особенности нашего менталитета. Наверное, не каждая семья согласится признать себя неблагополучной, и что их ребенку нужна поддержка значимого взрослого, который поможет ему иначе сформировать свою жизнь.

— Как давно в России существует эта программа?

— Уже 10 лет. Начиналась она в регионах – Томск, Кировск, Йошкар-Ола, Пермь…, как научный проект. А потом появилась и в Москве с совсем иным продолжением. В нашем городе мы стали работать в августе прошлого года, когда получили грант на развитие. На сегодняшний день у нас уже 29 пар.

— Вы сами находите учреждения, или к Вам обращаются их представители?

— По-разному. К сожалению, часто в учреждениях программу не принимают, считают, что в этом нет необходимости. Не секрет, что в больших городах воспитанники детских домов избалованы вниманием и со стороны спонсоров, и со стороны государства, и разного рода волонтерскими программами. Для многих «Старшие Братья Старшие Сестры» — очередные «массовики-затейники». Наше принципиальное отличие от других программ в том, что мы не оказываем материальной поддержки детям, не устраиваем разовых праздников и акций. Через волонтеров мы даем ребятам то, что им на самом деле остро необходимо: поддержку, заботу, внимание, принятие, любовь.

Дети в городских сиротских учреждениях неплохо одеты, обуты, у некоторых даже есть хорошие гаджеты. Главная проблема в том, что они очень одиноки, не социализированы и не адаптированы к внешней жизни, это потребители, воспитанные в условиях того, что общество им должно. Поэтому наша задача при помощи волонтеров, их регулярного общения со своим «младшим», сделать так, чтобы у ребенка раскрылся его внутренний потенциал, попытаться показать ему, какой бывает жизнь и каковы ее истинные ценности, как лучше развиваться, вместе интересно проводить время, просто дружить… По сути, это история дружбы взрослого и ребенка. И очень важно, чтобы «старший» понимал, что речь идет об абсолютном принятии младшего друга. Ребята из детских домов ничем не отличаются от домашних: они не воры и не преступники, они такие же дети, которые одинаково нуждаются в поддержке, заботе, любви и дружбе.

— Каким образом происходит подбор пары?

— Это сложный процесс. Мы рады всем, кто приходит к нам с намерениями стать волонтером. Всех кандидатов ожидают испытания — глубинное интервью с Куратором программы (профессиональный психолог или социальный работник), после чего еще пять тестов психодиагностики.
Дальше волонтер обязан пройти пятнадцатичасовой тренинг, это, как правило, два выходных дня.
И наконец, будущий волонтер должен предоставить справки об отсутствии судимости, из психоневрологического диспансера и три рекомендации.

— С ребенком проводится какая-то беседа, прежде чем у него появится взрослый друг?

— Прежде всего, у детей спрашивают согласие участвовать в программе. Для нас принципиально желание именно ребенка, а не директора или воспитателя.

— А если директор против?

— Тогда мы не имеем права начинать общение с детьми. Все договоренности происходят только через директора. Если он согласен, то заключаем договор с данным учреждением, как, впрочем, и с волонтерами. А потом уже разговариваем с детьми на понятном для них языке, объясняем, кто мы и зачем…Чаще всего это делают наши кураторы, рассказывают о том, что появится взрослый друг – человек, с которым можно регулярно проводить время. Ребята сразу начинают задавать вопросы: «А он мне купит планшет, а мы пойдем в аквапарк?».  Очень важно правильно ответить на эти вопросы, разъяснить, что суть общения — не покупка чего-то, главное – дружба с по-настоящему близким человеком, с которым можно делиться секретами, разговаривать столько, сколько захочется, вместе пойти в аквапарк, заниматься спортом или какими-нибудь другими делами, которые обоим будут интересны. Наш специалист пытается объяснить ребенку, что речь идет не о материальных ценностях, а о человеке, который будет значим в его жизни.

— Спрашивают, кто это будет?

— Да, конечно. В идеале нам бы хотелось, чтобы девочки в программе общались с волонтерами женского пола, а мальчики, соответственно, мужского. Это важно для формирования правильной модели поведения у ребят. Но поскольку 85% наших волонтеров – женщины, по правилам программы волонтеры-женщины могут общаться и с девочками, и с мальчиками, а волонтеры-мужчины только с мальчиками.

— С какого возраста берут волонтером в программу?

— В нашей программе могут участвовать люди от 18 и до… Мы не ставим никаких ограничений. А дети от 6 до 18 лет. Очень хочется повысить для них верхнюю возрастную планку, поскольку, как правило, и после 20 — 23 лет ребята нуждаются в сопровождении. Московский опыт показывает, что если это настоящая дружба, пара продолжает общаться и после того, как ребенок покидает детский дом.

— Какова мотивация людей, решивших стать волонтерами?

— Люди готовы делиться своим жизненным опытом, какими-то знаниями и вообще им нравится принцип, который мы предлагаем – дружба, общение, наставничество. У некоторых вообще какая-то невероятная мотивация, например, изменить мир. Другие объясняют это тем, что состоялись как потребители и хотят отдавать, или менять жизнь к лучшему. Каждый наш волонтер — это необыкновенный человек. Скажу честно, что, занимаясь этим проектом, я практически каждый день удивляюсь. Это просто сумасшедшие люди в положительном смысле. При этом нам очень важно, чтобы взрослый человек понимал, что это не односторонний процесс и, что он сам должен учиться у ребенка. Это самая высокая степень мотивации, когда человек понимает, что не только он дает, но и сам получает. Как правило, осознание этого приходит через какое-то время общения.

— Если окажется, что пара не состоялась, не могут найти общий язык?

— Куратор программы ведет супервизию каждой пары, регулярно общаясь с волонтерами, детьми и их воспитателями. Обсуждаются и анализируются все победы и неудачи, участники процесса постоянно обмениваются информацией, что дает возможность судить о состоянии пары. Мы работаем с людьми, и, конечно, все может произойти. В случае, когда общение пары не представляется возможным, мы стараемся сделать все, чтобы максимально деликатно закрыть пару и попытаться подобрать им новых друзей.

Недавно был такой случай. Четырнадцатилетняя девочка отказалась общаться с волонтером – «не хочу с ней дружить и вообще ничего не хочу…». Но это были просто эмоции переходного возраста. Необходимо, чтобы сам волонтер был настроен на то, что они не престанут общаться. В данном случае волонтер сказала, что хочет работать только с этой девочкой, что любит ее и сделает все возможное, чтобы у них наладились отношения. И сейчас у них все хорошо.

— Домой к себе ребенка можно пригласить?

— Для того чтобы взять ребенка домой, нужно оформить документы в органах опеки. Но мы рекомендуем это делать не раньше, чем спустя 6-10 месяцев общения. Ведь пригласить друга на свою территорию – шаг очень ответственный. Конечно, ничего страшного в этом нет, когда ребенок приходит и видит правильную модель семьи, обустройство быта. Это прекрасно, но это, как нам кажется, уже следующая ступень в отношениях. Даже в обычной жизни, когда у нас появляются новые знакомые, мы не сразу приглашаем к себе в дом этих людей. Мы встречаемся, общаемся и лишь потом через какое-то время начинаем ходить друг к другу в гости. Это совершенно нормальная стадия развития любых человеческих отношений.

— Волонтеры имеют семьи?

— Конечно! Здорово, что часто волонтеры вовлекают в свою деятельность супругов и детей.

— Откуда люди узнают про этот проект?

— Еще до того как «Старшие Братья Старшие Сестры» появились в Петербурге, многие уже слышали о нашем московском опыте. Ведется активная работа в СМИ, мы реализуем различные  интереснейшие проекты по корпоративному волонтерству с партнерами программы, большую поддержку в развитии мы получаем от нашего Совета директоров. На данный момент число людей, желающих принять участие в программе, постоянно растет и в Петербурге, и в Москве.

— Ануш, Вы не менее удивительный человек, чем волонтеры Вашей программы, расскажите, пожалуйста, о себе.

— Родилась в Армении. Когда мне было 10 лет, семья переехала в Санкт-Петербург. Я выросла в доброй атмосфере любви и взаимопонимания, мне очень повезло, что в лице родителей и старшей сестры я всегда встречаю огромную поддержку и великую дружбу. По образованию я востоковед, окончила Восточный факультет Санкт-Петербургского Государственного Университета. Моя специализация — история Японии. Говорю по-японски.

— А как Вы пришли в проект?

— Еще работая в бизнесе, я начала волонтерскую деятельность.  Так получилось, что оказалась в центре реабилитации детей-инвалидов и их родителей. В основном, я много общалась с ребятами, страдающими ДЦП. У меня есть прекрасная подруга из этого центра, ей скоро исполнится 22, нам действительно очень хорошо вместе.

Этим ребятам также нужна социализация, общение, избавление от каких-то комплексов… Собственно та же проблема, что и у ребят в сиротских учреждениях.

Центр реабилитации, в котором я работала и, в зависимости от временных возможностей, стараюсь посещать сейчас, социализирует и адаптирует ребят с разными особенностями с помощью арт-терапии  - это танцы, спектакли, выступления, выявления талантов у детей и молодежи, которые страдают тем или иным заболеванием. Это замечательная возможность развить детей и показать обществу, что ничего страшного не происходит. Просто у человека есть свои какие-
то отличные от других особенности.

— Почему вы решили работать с детьми с таким непростым заболеванием?

— Так получилось, я оказалась в нужное время в нужном месте. Поняла, что меняется мое мироощущение после общения. Были этапы преодоления разных эмоций – жалость, злость, страх, чувство несправедливости… И вот наступает осознание того, что таким образом ты им не поможешь. Это все проходит и начинается общение на равных. Иногда просто приходила туда снять стресс после сложного трудового дня. Мы общались, ставили танцы, устраивали фестивали, и жизнь обретала уже иной смысл.

С этого все началось. И чем дальше, тем я отчетливее сознавала, что мне хочется в этой сфере работать не просто волонтером, а что-то менять на профессиональном уровне. Сложно найти соответствующий проект, организацию, в которой поймешь, что ты в силах сделать что-то интересное, и чтобы это устраивало всех и вписывалось в картину твоего мироощущения…

 

Я ушла из компании в никуда и начала искать какие-то варианты, путешествовала… Один из городов, которые я посетила, был Париж. Там я отправилась в ЮНЕСКО и стала членом этой организации. Потом приняла участие в одном коммерческом проекте, благодаря которому оказалась в США. Там я узнала о Big Brothers Big Sisters. Вернулась в Россию и поняла, что нужно действовать, и решила уехать изучать социальное предпринимательство за границей, как-то развиваться в этом направлении и может быть уже оттуда помогать нашей стране. И на этом этапе совершенно случайно узнала, что программа «Старшие Братья, Старшие Сестры» открывает офис в Санкт-Петербурге, и они ищут руководителя. Это был мой шанс, которым я успешно воспользовалась.

 

 

НАША СПРАВКА

 

Старшие Братья Старшие Сестры России (Big Brothers Big Sisters of Russia) — это часть международной волонтерской программы Big Brothers Big Sisters, одной из самых эффективных индивидуального наставничества для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Программа была основана более ста лет назад в США, и в настоящее время работает в 13 странах мира, включая Россию.

 

 

+2

Комментарии (0)

    Другие статьи