Стиль

Просмотров 941

Это такая дружба, которую видно со стороны

Это такая дружба, которую видно со стороны

Интервью
Ирина Малёнкина

 

«Дружба. Как это бывает» — это название одного из проектов программы индивидуального наставничества для детей, нуждающихся в поддержке, «Старшие Братья Старшие Сестры»
в Санкт-Петербурге и фотографа Анны Асриянц.

У автора работ с помощью фотографии получилось рассказать удивительно добрые истории дружбы взрослого и ребенка.

Сегодня Анна — гость ЖУРНАЛА ДРАЙВ-ДВИЖЕНИЕ ЖИЗНИ

— Я родилась в Ленинграде. Мой папа бакинский армянин — ученый химик. А мама из Астрахани, по специальности экономист. Они познакомились, будучи студентами, потом поженились. Есть младший брат, который моложе меня на 12 лет.
Я училась в обычной школе. На каком-то этапе она стала с углубленным изучением немецкого языка.Сегодня это престижное учебное заведение — школа № 303 им. Фридриха Шиллера.

Каких-то особых пристрастий в то время у меня не было.

— А кем Вы мечтали стать?
— В старших классах интересовалась
психологией. Тогда эта было модное
направление и все ринулись в эту
область. Мне нравилось общаться с
людьми, разбираться в жизненных ситуациях, давать мудрые советы. Вообще мне всегда говорили, что я очень спокойная и могу адекватно оценить ситуацию. Поэтому после окончания школы я решила поступать в педагогический университет им. Герцена на факультет психологии, а для подстраховки подала документы еще и на философский. По баллам я проходила на оба факультета. Но в последний момент философия все-таки победила. Уже в процессе учебы поняла, что мне все очень нравится и как здорово, что жизнь направила именно сюда. По специальности я культуролог.


— Когда решили заняться фотографией?
— Меня еще в школьные годы привлекала фотография, вероятно, потому, что папа увлекался этим. Он много снимал, потом закрывался в ванной, проявлял, печатал. Но как ученый-химик он все это очень сложно объяснял с научной точки зрения. Мне становилось скучно, и у меня постепенно пропал интерес. Вновь обратила внимание на фотографию, когда училась на втором курсе. Как-то раз с подругой снимали друг друга на «мыльницу» и вспомнила, что у папы есть зеркальный фотоаппарат «Зенит». Попросила разрешения, сказал, что если тебе нравится, то бери. Объяснил основы – как выдержку определить, какую диафрагму выставить. И я сразу увидела, какие портреты получаются, когда снимаешь на хорошую камеру, стала фотографировать однокурсников. 

— Анна, Вам интереснее работать в студии или снимать с естественным освещением?
— С естественным. Это своеобразная техника, я лучше поверну человека, чем буду осветительные приборы расставлять. Естественный свет выявляет больше настоящих искренних черт в характере персонажа.
— Сейчас Вы снимаете на цифровые камеры или аналоговые?
— У меня четыре модели пленочных аппаратов. Иногда работаю этими камерами, но просто так для удовольствия, никаких проектов я на них не делаю, хотя иногда возникает желание.
— О проекте «Старшие Братья Старшие Сестры России» — как возникла идея фотовыставки? Кто кого нашел?
— Случилось это год назад в канун Рождества. Моя подруга познакомила меня с Ануш Овсепян (руководитель программы «Старшие Братья Старшие Сестры России» в Петербурге). Она представила меня Ануш, как фотографа, который снимает детей. Тогда и родилась идея совместного фотопроекта.
Вообще дети из детских домов – это неизведанная сторона жизни для меня. Я не знала, что это такое, но мне было интересно познакомиться поближе с ними. Психологические портреты, взаимоотношения людей — все это очень отличалось от моих привычных коммерческих съемок. 

— Вы сама придумывали сюжеты?
— У нас была концепция, что мы снимаем что-то эмоциональное, связанное с детством — радость, беззаботность, игру, легкое восприятие жизни. Заранее выбирали место в городе для фотосъемки, и во что ребятам одеться.
— Ребятам как объясняли, чтобы они не позировали?
— Что сейчас мы будем «играть в детство» — не думая ни о чем, вот тебе весело и как бы ты это показал… Так было проще их растормошить, не думать про объектив и фотографа. Ребята — наставники помогали мне, разряжали обстановку, отвлекали. Потому что когда эти дети в первый раз видят человека, то они закрываются, замыкаются и становятся очень немногословными, это подтверждают практически все волонтеры.

— Какого возраста подбирали детей? От чего это зависело?
— Выбор пар для фотопроекта — это прерогатива организаторов программы «Старшие Братья Старшие Сестры». Но и не каждая пара согласна участвовать в съемках.
Пары, которые на сегодняшний день созданы, — это достаточно взрослые ребята. Самому младшему 12 лет, остальным детям 14-16, т.е. это такой переходный возраст, когда уже проявляется характер. Я не знаю, от чего это зависит, может от того, что ребенок подходит к выпуску из детского дома и ему нужен такой вот напарник — старший друг. 

— Наверное, пришлось не один раз сходить в детский дом, чтобы сфотографировать одну пару?
— Все получалось практически с первого раза. К тому же договариваться было не так просто: то у детского дома свои планы, то у ребят. Например, провинился, и его не выпускают сегодня. Или мы договорились, а он взял и не приехал.
— Получается, что они не позировали, просто их вовлекали в эту игру, в этот процесс, а Вы в это время снимали?
— Мне важно было вытащить эмоцию, какое-то движение, какой-то момент. В итоге у нас получилась выставка фотографий, которые объединяет связь между старшим и младшим. Это такая дружба, которую видно со стороны, потому что самое главное, что я заметила у ребят — они все настолько похожи и близки друг к другу – старшие и младшие. Наверное, это работа психологов, что сумели так подобрать пары. Они действительно как брат и сестра интересны и понимают друг друга.
Я надеюсь, — это видно на фотографиях, что они две половинки одного целого.


— Детям понравился этот процесс?
— Наверное, это заслуга волонтеров, что они сумели раскрепостить их, поэтому ребята практически все сразу включались в процесс. Ты им что-то предлагаешь, а они говорили, «ну ладно, сейчас мы сделаем». Была ситуация, когда мальчик сказал, «что это еще такое, есть сахарную вату не буду, во-первых, я на диете, а потом уже взрослый».

— Вы так прямо и говорили, что мы будем играть в детство?

— Да, так и говорила. Ведь они почти взрослые. Детство — это когда хочется играть в снежки, валяться, ходить по лужам, совершать какие-то глупости, смеяться. Думаю, что это присутствует у каждого ребенка вне зависимости от социального статуса.
— Вы сразу решили, что фотографии буду черно-белые?
— Все, что касается воспоминаний, — оно должно быть поблекшим либо вообще не иметь цвета. Первые съемки — это как девчонки катаются на деревянных санях, ловят ртом снег, эти кадры и в цвете очень хорошо смотрелись, но ради общей идеи пришлось и их «обесцветить».


— Одевали как-то специально?
— Я просила не одеваться как-то уж слишком модно. Например, девочка-волонтер собрала одежду по своим родственникам: саквояж, сумку, на которой было написано СССР, пиджак, юбку именно из того периода. Была даже какая-то странная корзинка для яиц, которая складывалась, перчатки с отрезанными пальцами.


— Сколько длился процесс съемки?
— Продолжительность съемки час – два на одну пару. А на весь проект около года. Мы начали в феврале, и последняя съемка была в начале октября.

— Удовлетворены результатом работы?
— По большому счету да. Задача минимум, которая стояла, выполнена. Для меня очень важно, что мы завершили проект и сумели донести до аудитории.


— В каких еще проектах Вы принимали участие?
— До этого было еще две выставки: в Доме национальностей, посвященная Мадагаскару, и на философском факультете в университете им. Герцена.


— На Мадагаскаре как оказались?
— В составе фотоэкспедиции. Два фотографа были с острова Маврикий, мы познакомились через социальные сети. Они предложили, а я согласилась. Это случилось десять лет назад. Результатом экспедиции и стала фотовыставка. Она была совместная с малагасийским художником Кристофером Рабеаривелу, он известен в российских творческих кругах как — Фофа Рабеаривело.

— Сейчас Вы занимаетесь коммерческой съемкой: свадьбы, праздники?
— Нет, свадьбы — это уже пройденный этап. Сейчас я занимаюсь портретной, детской, семейной съемкой, для оформления книг…


— Вам кого больше нравится снимать?
— Меня привлекает контакт с человеком. Если это получается, то мне всегда это интересно.
Вообще я люблю работать с детьми, с теми, что постарше, когда с ними можно договориться.


— Анна, а у Вас есть своя семья?
— Да, у меня дочь Дуся, ей 3 года.


— Любите ее фотографировать?
— Люблю, но делаю это нечасто. Однажды я поняла, что я не могу соединить в себе две роли: маму и фотографа. Быть фотографом — это значит стоять по ту строну объектива, и в процессе уже как мама не участвовать. Проще говоря, либо ты снаружи ситуации, либо внутри ее. Мне сложно разделять эти две вещи.

— Участвуя в этом проекте, не возникло желание стать волонтером?
— Да, я об этом думала и продолжаю думать, но мне, наверное, не хватает какой-то ответственности и самодисциплины. Хотя у меня есть знакомая, у которой дочка постарше моей, и она хочет поучаствовать в этом проекте, потому что дочь просит братика или сестричку. Была даже такая история, когда девочка просила у своей старшей побыстрее выйти замуж и родить ребенка, чтобы с малышом можно было бы нянчиться. У них такие отношения, как у настоящих сестер, — она активно принимает участие в судьбе своей старшей, т.е. она себя не исключает. И это здорово!


— Несколько слов о планах.
— Так много всего интересного, и когда оборачиваешься назад, то начинаешь оценивать и понимаешь, что все это было неспроста. Вообще у меня есть планы снимать известных людей, путешествовать и просто жить.

 

0

Комментарии ()

    Другие статьи